Вторник
17.10.2017
10:49
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Клиника ЖДГ - Библиотека | Регистрация | Вход
Меню сайта

Форма входа
Логин:
Пароль:

Категории раздела
- Котофан-2012 [11]
- Конкурс "Литболванка 2012, ОПА!калипсис" [1]
- Дуэль "Желтый Дом Графомана" vs "Полки Книжного Червя" [14]

Наш банер

Главная » Библиотека » Литературные конкурсы, дуэли » - Котофан-2012

Хищник - "Идеальный хищник"
Хищник
Идеальный хищник

Кот был фиолетовый, с бледно-голубыми полосками на спине. Огромные изжелта-зеленые глаза и уши, похожие на раструбы дюз маневровых двигателей, придавали зверю вид странный, почти неземной. А когда пушистая фантасмагория еще и поднялась на длинные изящные лапы… Прямо инопланетянин какой-то, не кот! 
Справившись с изумлением, Светлана присела на корточки. 
- Привет. Давай знакомиться? 
Кот знакомиться не хотел. Не поверив дружескому тону, он попятился и вполз задним ходом в узкую щель между массивными коробками из серого пластика. 
- Кис-кис-кис… 
Из глубины пластикового ущелья донеслось шипение – негромкое, но вполне красноречивое. 
- Нет контакта, - огорченно подытожила Светлана. 
«Света, прием, - прошептал наушник голосом Игоря. – Как там у тебя?» 
- Нормально. Целый склад всякой всячины. 
«Какой ассортимент?» 
- Да никакой, - она фыркнула. – Ящики, контейнеры… маркировки незнакомые, что внутри – черт знает. 
«Ясно. Не застревай там». 
- Хорошо, мамочка. 
Светлана снова встретилась глазами с кошачьим взглядом. Определенно, полосатое диво не собиралось покидать свое убежище, с другой стороны – деваться ему тоже было некуда. Может, как-то выманить его наружу… Или просто вытащить, наплевав на протесты? 
- Никогда не гладила фиолетовых котов. Хм… Слушай, красавчик, выходи сам, а? 
- Пш-ш-ш-ш! 
- Не ругайся. Хоро-оший котик… 
- Ур-р-рш-ш-ш! 
- Ах так! Ну, тогда я за себя не отвечаю. 
Решительно сунув руки в темноту, Светлана ухватила зверька под передние лапы и потянула к себе. Как ни странно, поддался тот легко, и даже не мяукал, но едва девушка попыталась прижать мохнатую добычу к груди, как пять кривых и чертовски острых игл вонзились в ее запястье… попытались вонзиться. Двухслойный унифлекс выдержал атаку, когти лишь бессильно скользнули по гладкой ткани. 
- Шалишь, - сказала Светлана, заключая кота в объятья. – Успокойся, не съем я тебя. 
Животное и впрямь затихло – то ли смирилось, то ли решило дождаться подходящего момента, чтобы вернуть себе свободу. С котом на руках девушка пошла по отсеку, разглядывая стеллажи. Коробки, ящики, контейнеры… ящики, контейнеры, коробки… Эти из Конфедерации Евромиров. Эти с Нью-Танжера. Эти… вообще не поймешь, откуда. А вот и Сфера Возрождение – сканер в очередной раз растерянно гукнул, но Света вспомнила, что в таких плоских упаковках на «Змей» обычно загружают картриджи для пищевого синтезатора. И какого черта здешние хозяева не пользуются стандартной маркировкой? 
Она обошла огромный, почти упирающийся в потолок контейнер и остановилась перед скрытым за ним стеллажом. Вот еще нечто знакомое… Неужели, аквариумы Геслера? В лаборатории «Змея» был один такой – двухметровый куб из оптического полимера. В такой штуке при желании можно создать и поддерживать даже некислородную атмосферу со сложными химическими примесями. Здесь аквариумов было семь штук, и бросив взгляд на панели климат-контроля, Светлана с удивлением поняла, что все они активны. 
Что же внутри? Скорее повинуясь импульсу, чем осознанно, девушка протянула руку к ближайшей матовой стенке… Куб стал прозрачным. Она охнула. Дно аквариума представляло собой сплошной ковер шевелящегося серебристого меха. 
- Космос, что это?! 
Из серебряного шевеления поднялось нечто вроде маленькой пушистой муфты, и на человека уставились три больших черных глаза. В сравнении с этими глазами приоткрывшаяся розовая пасть казалась совсем крошечной. 
- Мир-рф! – заявило существо. 
- О-ох, космос… - только и смогла выдохнуть потрясенная Светлана. 
За прозрачными стенками аквариума, разбуженные хлынувшим внутрь светом, поднимались новые и новые трехглазые муфты. Возбужденно вздрагивая, они открывали и закрывали крохотные пастишки. 
- Мир-рф! Мир-рф! Ми-и-ир-рф! 
Кот в объятиях Светланы выпустил сразу все когти и громко зашипел. 

***


Промурлыкал сигнал вызова и на вспомогательном мониторе появилось лицо Габриэля Дамье. В неласковом взгляде капитана явственно читалось: «Какого дьявола у вас творится?! Почему я жду доклада уже пятнадцать минут?!» 
- Ну? – буркнул Дамье. 
- Пока ничего нового, - Игорь поморщился. – Один покойник, двое живых в реаниматорах. Пока живых. 
- Это уже слышал. Причины? 
- Японец еще разбирается. 
Хидео, возившийся с пультом медицинского комплекса, даже голову не повернул. Игорь зябко поежился: такое пусть и редко, но случается на станциях – пожары, химические отравления, взрывы… Почти всегда виноватыми оказываются люди. Самая новая и безопасная техника пасует перед обыденной человеческой халатностью. 
- Где Светлана? 
- На складе. Осматривается там. 
- Почему одна? 
- Да что с ней… 
Лицо капитана окаменело, и Игорь поспешил уточнить: 
- Гейб, ты сам видел данные шлюзового автомата: на станции только три человека, все они здесь. И нас, на секундочку, тоже трое. Если бы ты отправил с нами Ливию, мы бы тут смогли ходить парами, а так… 
- Я с тобой после поговорю, - пообещал Дамье. – Серьезно. 
- Закончил, - сказал Хидео, избавив пилота от необходимости разыгрывать перед начальством оскорбленную невинность. – Предварительный вывод: быстродействующий нервно-паралитический яд. Данных о составе в кибердокторе нет. Реанимационная программа замедлила жизненные процессы и держит людей на медленном диализе – только поэтому они все еще живы. 
- Как яд попал в их организмы? 
- Трудно сказать наверняка. Возможно, инъекция. 
Несколько секунд капитан молчал, сосредоточенно поджимая губы. 
- Если ты прав, получается… это не несчастный случай. 
- Синдром Крейцера, - проворчал Игорь, - три человека в замкнутом пространстве. Станции нет в реестре Старкон, значит она наверняка «евро», а там на совместимость вечно смотрят сквозь пальцы. Эти трое осточертели друг другу, у одного замкнуло контур и он траванул друзей. И себя заодно. 
- Не сходится, - Дамье раздраженно мотнул головой. – Если хотел убить, зачем реанимировать? 
- Ненадолго пришел в себя и осознал, что натворил. Друзей в капсулы, себе – сеппуку. 
Обернувшись к пилоту, японец укоризненно покачал головой. 
- Допустим, - мрачно бросил капитан. – Тогда должен быть инъектор. А в нем – остатки яда. Может быть, даже маркировка на ампуле. 
- Логично, - Игорь стал озираться по сторонам, потом присел на корточки и заглянул под лабораторный стол. 
- За холодильником поищи, - посоветовал Хидео. – Мог туда отлететь. 
Вздохнув, пилот лег на пол и сунул руку в щель под кошух холодильного шкафа. 
- Ага! Есть! – с торжествующим видом он вскочил на ноги, но его радость тут же сменилась недоумением. 
- Это… кажется, не инъектор. 
Его находка и впрямь к медицине имела довольно-таки сомнительное отношение: в руке Игорь держал черный тупорылый пистолет, хищно поблескивающий индикатором заряда. 
- Импульсный разрядник, - пробормотал пилот. – Н-да… И между прочем, из него стреляли. 
- Мы можем помочь пострадавшим? – перебил Игоря капитан. – Хидео? 
- Думаю, нет. Наш доктор классом не выше этого, и я уже проверил данные о яде в корабельной базе – его там нет. 
- Тогда неважно, кто стрелял и в кого. Через трое суток здесь будет патрульный рейдер. Пусть спецы разбираются. 
- Гейб… 
- Игорь. Это. Не. Наше. Дело. Мы были ближе других, поэтому примчались первыми. Но спасать тут уже некого. А вести следствие не в нашей компетенции. У нас есть собственная программа полета. От которой мы отклонились уже на двое суток.
Пилот, насупившись, смотрел в монитор и подбирал контраргументы, когда ему на выручку снова пришел инженер: 
- Есть проблема, капитан: едва ли на рейдере доктор справится лучше, чем наш. Боюсь, патрульным все равно придется везти пострадавших в госпиталь. Но они нестабильны, и трое суток промедления – наверняка приговор. 
Дамье помолчал, нервно барабаня пальцами по подлокотнику кресла, потом чертыхнулся сквозь зубы. 
- Хорошо. Мы можем перевезти их на «Змея»? 
- Капсулы стандартные, - Хидео пожал плечами. – Просто подключим вместо наших. Справимся за полчаса. 
- Тогда действуйте. Ливия рассчитает маршрут к ближайшей базе. 
Экран погас. Игорь вздохнул. 
- Всегда самое интересное кому-то другому – вот история моей жизни… Как думаешь, в кого он стрелял? 
- Не знаю куда стрелял. А попал в дверь, - японец ткнул пальцем; и впрямь, примерно в десяти сантиметрах над полом голубой пластик дверной панели заметно потемнел и деформировался. 
- Э-э-э… странный выбор мишени, не находишь? 
Ответить Хидео не успел, покалеченная панель с чуть слышным скрежетом исчезла в переборке и на пороге показалась Светлана. 
- Бр-р-р! – она поежилась. – Ну и холодина тут. 
- Кондиционер был «выкручен» на ноль, когда мы пришли, - Игорь кивнул на покойника, накрытого куском упаковочной пленки. – Этот бедолага, думаю, даже не от яда умер, а просто замерз. Я не стал покамест делать потеплее, сама понимаешь… А это у тебя что? Мутант? 
- Сам ты, Игореша… - девушка демонстративно отвернулась, и внезапно замерла. Потом шагнула к лабораторному столу, вглядываясь в бесформенный лоскут, покрытый слипшимся серебристым мехом. 
- На сильвира похоже, - Игорь вздохнул. – Наверное, кто-то из местных держал, как питомца. Бедная зверюга. 
- Как ты сказал? Сель… 
- Сильвир, говорю. Мать, да ты что! Это ж последний писк моды в обитаемом секторе, топ один среди любителей ксенофауны. В Евромирах по ним богатые дамочки с ума сходят. Даже детский голосериал уже есть: «Сильвир Тэнко». 
- Я не ксенолюбитель, - Светлана покрепче прижала к себе дернувшегося кота. – И уже вышла из детского возраста. Но на здешнем складе таких зверушек несколько сотен сидит. 
- В каком смысле «сидит»? 
- Живых. В аквариумах Геслера. 
- Твою ж галактику… - выдал Игорь с чувством. – Хинчеры! Ребята, мы на базе хинчеров! 
- Экотеррористов?! – не поверила девушка. 
- Были террористы, но как Лео Хинча ресоциализировали, курс у них резко поменялся. Раньше они кидали гранаты в офисы службы геизации, теперь сами редкой живностью торгуют. Знаешь, сколько сильвир стоит на черном рынке какого-нибудь Нью-Танжера? 
- Нет. 
- Ну, я тоже не знаю, - признался Игорь. – Но много, очень много. За несколько сотен можно, наверное, вот такую станцию купить – новую. 
- Дикий капитализм, - Светлана покачала головой. – Все продается. 
- Факт. В прошлом году на Ренессансе продали крейсер. Правда, списанный и со снятым вооружением, но, как говорится, прецедент налицо. 
- Давайте работать, - сказал Хидео. – Пока заряжаются прыжковые накопители, нужно перегрузить капсулы на корабль. 
- А сильвиры? Их что, бросим здесь? 
- С ними ничего не случится. Там же, в аквариумах, наверняка автокормушки. Зверьки подождут патрульных. 
- И эту ошибку генетики оставь, - посоветовал Игорь, указывая на кота стволом разрядника. 
- Лучше я тебя оставлю, - огрызнулась девушка. – От тебя на борту пользы – ноль в минус седьмой степени. 
- Это все тот же ноль. 
- Вот именно. 
- Капитан будет в полном восторге, - обиженно проворчал Игорь. 

***


Ближайшей базой Старкон, где могли оказать квалифицированную помощь, оказался «Радужный Мост». Три прыжка, и на каждый – около семи часов подготовки. Сутки с гаком в пути. И еще не меньше суток, чтобы вернуться на нужный маршрут. Итого… больше ста часов суммарного отклонения от полетной программы. И все – из-за обычных преступников!.. 
Когда Дамье поймал себя на этой мысли, ему стало стыдно. Не из-за преступников они задерживаются, но из-за людей. В таком аспекте нет никакой разницы, пытаешься ты спасти ученых, собратьев-астронавтов или двух космических браконьеров… Хотя лично он предпочел бы, конечно, ученых. Или астронавтов. 
Ему очень не нравилась история со станцией. Хоть он и заявил Игорю, что расследование происшествия – прерогатива Патруля, у него самого отравленные хинчеры никак не шли из головы. Что же там случилось? Нервный срыв одиночки плохо укладывался в цепочку событий. 
Для начала, кто-то очистил память бортового киберинтеллекта. И сделал это всего за несколько минут до того, как дать сигнал о помощи на аварийной частоте. Все тот же шлюзовой автомат подтверждал: больше четырех недель на станции находилось три человека. Выходит, лоботомия для кибина и аварийный маяк – дело рук ныне покойного бедолаги. Логика его действий, вроде, понятна: прежде чем вызвать помощь, он постарался уничтожить то, что прямо указало бы спасателям на род занятий хозяев станции. Но если парень заранее решил отправиться в мир иной, к чему было напрягаться? С другой стороны, если уж не хотел подставлять еще живых товарищей, почему не выбросил в пространство контрабандный груз сильвиров? Рука не поднялась на пушистых или просто… не успел? 
Чертовски удобно и соблазнительно списать проколы в чужой логике на психическое расстройство, но для этого приходится игнорировать разные неудобные детали. Вроде отсутствующего иньектора или упаковки от яда. Доктор «Змея» пришел к выводу, что неизвестный токсин, попадая в кровь, действует практически мгновенно, значит, человек не сумел бы сделать себе укол, скажем, на мостике, а потом добраться до медблока. Мог ли кто-нибудь проникнуть на станцию, обманув шлюзовой автомат? И если уж проделал такой неслабый трюк, почему не инсценировал самоубийство более аккуратно? Наконец, в кого стрелял третий хинчер? 
Вопросы, вопросы… Дамье поморщился. Хорошо, что он не следователь Патруля, не ему ломать голову над разгадкой. В конце концов, у него хватает своих забот: нужно отвезти реанимокапсулы к «Радужному Мосту», сдать их на руки медикам, потом быстро пополнить запасы и возвращаться к полетному плану. «Змей» - не спасательный шлюп, а малый поисковый рейдер; «гончая», по терминологии Старкон. И до альфы Дельфина им прыгать около трех недель. Да столько же обратно. Да еще там… Шесть суток? Восемь? Система из пяти планет запросто может и две-три недели сожрать. Облет, сканирование, высадка зондов… 
Мысли капитана уже скатывались в колею привычных забот, когда его отвлекло чуть слышное шипение пневматики за спиной. Кого еще принесло в рубку во время «ночной» вахты? Он даже успел строго нахмурить брови, но тут же лицо его посветлело, а губы тронула невольная улыбка. Кот. Фиолетовый большеухий «эльф», которого Света – второй пилот – таки притащила на борт. А Дамье… Капитан, тайный кошатник, поворчал только для вида. 
- Ну, что, не спится тебе, усатый? 
Застыв на пороге, кот изучал человека: мышцы в напряжении, уши и кончик хвоста нервно подрагивают. Габриэль вспомнил отчет кибердоктора: «…На коже пострадавших обнаружены царапины – вероятно, следы тонких и острых когтей». По всему видать, их фиолетовый пассажир был парнем с характером. 
- Не бойся, я не кусаюсь, - Дамье наклонился и протянул к животному руку. – Давай знакомиться. Я – Габриэль. Я тут главный. 
Казалось, кот прислушивается к его голосу и пытается сделать какой-то непростой выбор. Но вот он как будто решился: шагнул вперед. В следующее мгновение шерсть на загривке зверя поднялась, глаза расширились, и сквозь обнажившиеся зубы вырвалось угрожающее шипение. 

***


- Этого… быть не может! – Игорь выглядел не просто растерянным, он был по-настоящему потрясен. – Кто… Кто его нашел?! 
- Я, - лицо Ливии заливала смертельная бледность. – Проснулась, встала, пришла на мостик… а он… лежит. 
- Где? 
- У навигаторского… ложемента. Я сразу его… ну, в медотсек. Вызвала Хидео… 
- То же, что и у тех, со станции, - заявил японец, отворачиваясь от монитора, по которому бежала ломаная линия телеметрии. – Неизвестный токсин, паралич… 
- К-как?! – все, что сумел выдавить из себя пилот. 
- Еще не знаю. Нужно обследование. 
- Ну так… давай, обследуй, черт! 
- Спокойно, Игорек, - попросила Светлана, изо всех сил стараясь, чтобы голос ее звучал ровно, не срываясь на нервические нотки. – Психом ты сейчас ничего не решишь. 
- А чем решишь? – огрызнулся Игорь, но было заметно – он уже взял себя в руки. 
- Нужно делом заняться. Проанализировать ситуацию. 
- Да что тут… Ох, ладно, лунная пыль, ты права. Есть у кого-нибудь дельные мысли? 
- Может, это не отравление, а… Ну, положим, биологическое воздействие? Вирус? 
- И подцепили его не мы с тобой, а Гейб? Он ведь даже на чертовой станции не был. 
- Кто-то проник на корабль, - Хидео первым решился озвучить то, о чем думал уже каждый из них. 
- Чушь, - буркнул пилот, но тут же неуверенно замолчал, было видно, что он сомневается. – Посмотри данные шлюза, когда закончишь с капитаном. А ты, Лив, вернись на мостик и проверь свою программу. Нужно убедиться, что мы все еще летим прежним курсом. 
- Я… - навигатор сглотнула, она, казалось, не могла оторвать взгляд от прозрачного цилиндра, в котором лежал обнаженный Дамье. – Мне нужно… побыть здесь. 
- Лив, - с нажимом произнес Игорь, - приди в себя. Гейбу ты можешь помочь, только если доставишь его на чертов «Радужный Мост». Лив, слышишь меня? 
Он взял ее за плечи и слегка встряхнул. Это помогло – взгляд навигатора стал осмысленным. 
- Слышу. Извини. 
- Тогда пойдем в рубку. Свет, ты остаешься с Хидео. Эх, надо было прихватить с собой тот разрядник! 
- В капитанской каюте сейф, - сказал японец, - там должны лежать шокеры. 
- И как я его открою, умник? 
- На нем символьно-папиллярный замок, - сказала негромко Ливия. – Пальцы команды внесены в базу, а код… я открою. 

***


Из сейфа в каюте Дамье Игорь достал два высоковольтных шокера. Он сомневался, что эти игрушки подействуют на человека в спецснаряжении, и все-таки, вооружившись, почувствовал себя увереннее. 
- Лив? – он протянул женщине один из парализаторов, но та лишь обхватила себя руками и отрицательно покачала головой. 
- Ну, как знаешь. Пойдем, провожу тебя в рубку. 
Они поднялись на верхний ярус и прошли к навигационному отсеку. Игорь заглянул туда первым, держа оружие наготове, быстро осмотрелся. Ложементы экипажа, сенсорные пульты, обзорные и технические мониторы… Не так уж много мест, где можно спрятаться. 
- Пусто, Лив, заходи. 
С минуту он смотрел, как женщина, устроившись на привычном своем рабочем месте, быстро просматривает выскакивающие на экран инфограммы и колонки цифр. 
- Пить хочу, - вдруг сказала она. – Игореш, если не в тягость, принеси водички. 
Несколько секунд пилот колебался, потом вздохнул: 
- Только без меня никуда не ходи. 
- Брось, - отозвалась Ливия рассеянно, - мне тут минут на пятнадцать еще возни. Пять раз сбегать успеешь. 
Коридор был пуст. Быстрым шагом Игорь прошел его насквозь и прыгнул вниз – в шахту лифта. Плотный воздушный поток деликатно подхватил падающее при одной трети «же» тело, шахту мгновенно залил мягкий синий свет. Вот и галерея служебного яруса. И кают-компания – метров двадцать от лифта, не более. 
Открыв холодильник, он достал бутылку минеральной воды и залпом выхлебал половину. Ледяная минералка обожгла гортань. Хорошо-о… 
Тут его внимание привлек отсвет на гладкой стенной панели. Синий блик, отразившийся от другой панели в коридоре. Синий блик… Это что же, воздушный лифт сработал? Кто-то спустился вниз! По спине пилота пробежали колючие, неприятные мурашки. Будь это кто-нибудь из своих, он наверняка услышал бы шаги. При низкой силе тяжести во время полета все носят подмагничивающиеся ботинки, а в них бесшумно не пробежишь. 
Подняв шокер, Игорь вышел в коридор. Пусто и тихо, но сейчас тишина знакомой галереи пугала больше, чем какая-нибудь гипотетическая мрачная пещера на какой-нибудь недружелюбной планете. Страх, внушаемый подобной пещерой – он хотя бы естественен, а тут… светло, пусто, тихо, но ты стоишь и мысленно перебираешь причины, чтобы заставить себя подойти к лифту и заглянуть внутрь. Детский какой-то страх, давно забытый… и оттого пробирающий до самой глубины души. 
«Там, наверху, Лив – вот тебе причина. Главная и единственная, никакой другой просто не нужно». 
Когда из лифта что-то выскочило, Игорь едва не выстрелил. Кот! Тот самый, которого Светка притащила со станции! Не обратив внимания на замершего от неожиданности человека, фиолетовый мутант припустил прочь с такой скоростью, будто за ним гнались все псы обитаемого космоса. Раздосадованный пилот громко выругался вслед мохнатому спринтеру – напугал ведь до зеленых человечков, гад! И какого рожна этот длиннолапый бегает по всему кораблю?! 
Злость придала Игорю смелости, он уже без колебаний вошел в шахту и прыгнул на верхний ярус. К навигаторской пилот почти бежал. 
- Лив, вот вода. Ф-фух… Дурдом, честное слово – по собственному кораблю ходишь, и все время оглянуться тянет… Лив? 
Она не отвечала и не двигалась – сидела, откинувшись, будто уснула. Левая рука безжизненно висела, почти касаясь пальцами палубы. Не веря собственным глазам, Игорь опустился на корточки рядом с креслом и потряс женщину за плечо. Потом схватил тонкое запястье, нащупывая пульс… замер. На ладони Ливии багровели пять тонких царапин; крошечные капельки крови выступили там, где когти вошли особенно глубоко. 
Острые кошачьи когти. 

***


- Здесь что-то не так, - пробормотала Светлана, - вы наверняка ошибаетесь. 
- Не так?! – лицо Игоря исказилось от гнева. – Включи голову, Пак! Забудь, что притащила его на борт! Просто прими как данность – эта тварь опасна! 
- Не ори на меня, - сказала девушка, бледнея. – Мы в таком положении, что ошибка может дорого обойтись. Веские доказательства у тебя есть? 
- А этих тебе мало? Японец тебе русским языком сказал: с высокой степенью вероятности яд попал в кровь Ливии через царапины на руке. На предплечье капитана тоже следы когтей. И та же картина у наших «пассажиров»: запястье и кисть руки у одного, щиколотка у другого. 
- И вы так уверены, что это сделал кот? Ребята, я его держала, гладила… Ну, обычный ведь кот, пусть и странного цвета. 
Она прекрасно понимала всю нелепость собственных аргументов. Не считая двух людей в реанимакапсулах, фиолетовый котяра – единственное живое существо со станции, попавшее на корабль. И кроме него просто некому было втыкать когти в Гейба и Лив. Но ведь вчера, пока кормила голодного найденыша, Светлана и впрямь погладила кошачью спинку, покрытую короткой, но густой шерстью цвета черничного мусса. Кот заворчал недовольно, но ни кусаться, ни пускать в ход когти не стал. 
- Три года назад, - произнес Хидео, - один знакомый из Патруля рассказал, что люди Хинча экспериментировали с животными. Пытались вывести «идеального хищника» - так они сами это называли. Как я понял, хотели получить полностью управляемое существо, способное быстро и эффективно убивать людей. И главными условиями были небольшие размеры и внешняя безобидность. 
- Вот вам и последнее звено, - Игорь скривился. – Но какого черта ты молчал до сих пор? 
Японец виновато пожал плечами: 
- Прости. Не сразу вспомнил ту историю. В Патруле считали, что Хинч не преуспел с проектом. 
- Видно, просчитались. Гадство! – пилот стиснул рукоять шокера. – Капитан, потом навигатор… Думаешь, он разумен? Действует по плану? 
- Вряд ли. Тогда он без труда вывел бы из строя нас всех, пока мы спали. Его атаки, похоже, случайны. 
- Угу… - после недолгого раздумья, Игорь заговорил уже более спокойным голосом, но жестко и решительно: - Раз это всего лишь кот, нам будет проще. Нужен образец яда, чтобы синтезировать антидот. Унифлекс наверняка зверушке не по зубам, так что доберемся до десантных комбинезонов, переоденемся и устроим охоту. В крайнем случае, загерметизируем рубку и «проветрим» корабль с помощью противопожарной системы… Черт, нужно было сразу догадаться, в кого стрелял тот неудачник. 
- Ты что, просто возьмешь, и поджаришь его шокером? – не поверила Светлана. – Игореш… Ребята, да вы что? 
- Тебя на охоту никто не зовет, - проворчал пилот. – Переоденешься и запрешься в каюте… Ах, да, Хидео, котик явно привычен к станциям и кораблям – автоматика дверей на него вполне реагирует, и даже лифты включаются, я сам видел. Можно все перевести на ручное управление? 
- Да, - японец склонился над монитором и пробежал пальцами по экрану. 
- Вот и отлично. Теперь дело за малым – найти то место, куда он успел забраться. «Змей» - не пассажирский лайнер, здесь укромных уголков не так уж много. 
- Ребята… 
- Семь тысяч вольт, - с мрачной радостью заявил Игорь, переключая на шокере регулятор мощности. – Не хочу рисковать. И не буду. 

***


- Ты еще в шкафы ко мне загляни, - с ехидцей предложила Светлана, глядя, как пилот присел на корточки и пытается что-нибудь разглядеть в темной нише под койкой. 
- Зря иронизируешь. Именно ты с ним вчера возилась, так что я не удивлюсь, если он затаился здесь. 
Прежде чем девушка успела парировать, с игольчатых контактов шокера сорвалась яркая голубоватая молния. Сухой треск, запах озона… 
- Никого нет, - констатировал Игорь. 
- Знаешь что, Гранин, - зло прошипела Светлана, - давай-ка, выкатывайся из моей каюты. 
- Я еще не… 
- Вон! 
Проводив первого пилота разъяренным взглядом, она припечатала ладонью сенсор на стене и пожалела, что пневматическая дверь закрывается почти бесшумно, сейчас для разрядки больше подошел бы громкий хлопок. 
- Живодеры! Неандертальцы! Ручонки у них чешутся пострелять! 
Впрочем, в лицо ни пилоту, ни инженеру Светлана такое бы не бросила. Дело не в любви мужчин к оружию и не в их низменных желаниях. Это все страх. Они слишком привыкли полагаться на капитана - спокойного, рассудительного, умеющего быстро находить нужные решения. Сейчас Гейб в коме, на волос от смерти, и все идет вразнос - даже хладнокровный Хидео не знает, что делать. И вот она… она тоже не знает. Половина чувств вопит, что ребята правы, и другого варианта просто не может быть. Другая половина не верит, вопреки логике, вопреки всем доказательствам. 
Девушка вздохнула. Если разобраться, что ей до какого-то кота? Ну, поджарит его Игорь шокером за Гейба и Лив… Ох, космос, месть бессловесному живому существу – это так по-человечески нелепо! Страх, проклятый страх… 
Дверца встроенного в стену шкафа открывалась более шумно, чем дверь в каюту. Давно следовало пожаловаться Хидэо и попросить его, чтобы отрегулировал пневматику, да как-то все забывала, увлекаясь более насущными делами и тревогами. Сидеть в комбезе не хотелось, но Игорь взял с нее обещание, что она наденет эту штуку. Светлана протянула руку к свертку плотной темно-синей ткани… и вдруг отпрянула. С нижней полки из подозрительно фиолетового сумрака на нее уставились два желто-зеленых глаза. 
- Космос! - она судорожно вздохнула, отступая; сердце бешено колотилось. - Т-ты откуда тут?! 
Кот зевнул, неторопливо поднялся и вышел из шкафа. Она вдруг вспомнила, как прошлым вечером зверь с самым невозмутимым видом ходил по каюте и совал свой любопытный нос всюду, куда только мог попасть. Шкаф - ерунда, в него не встроили датчиков движения, но автоматика предупредительно распахивала полные одежды и личных вещей недра, реагируя на самый слабый толчок рукой. Или лапой. 
- Что же ты натворил, чертяка мохнатый… - пробормотала девушка, лихорадочно пытаясь решить, что же следует делать. Бежать? Поздно – пока она пребывала в растерянности, кот успел отрезать ей путь к выходу. Защищаться? Светлана беспомощно скользнула взглядом по небольшому письменному столу: монитор, пластиковый бокал с недопитым тоником, планшет для рисования, световое перо… 
- Маур-р, - сказал кот, и принялся умываться. 
Ее пробрал озноб. Действуя почти машинально, она протянула руку и повернула регулятор на стене. Панель над столом опустилась, из корабельной вентиляции потянуло теплым воздухом. Кот настороженно поднял голову и как будто принюхался, но тут же снова принялся за туалет. 
- Славная киса, - осторожно, боясь малейшим резким движением нарушить мирную сцену, Светлана присела на корточки. - Не похоже, что ты хочешь меня убить. 
Опустив тщательно вылизанную лапу, котофей сверкнул на девушку внимательным глазом. Потом зевнул и потянулся всем телом. 
Паника отпустила ее как-то вдруг, сразу; она успокоилась. В конце концов, накануне, освоившись после переезда, кот позволил ей гладить себя и благосклонно брал с руки кусочки синтезированной пищевым комбайном колбасы. 
- Пира-ат, - позвала Светлана. – Ох, Пиратище… Ребята что-то упустили. Наплевали на здравый смысл, пошли по самому очевидному пути. А я не верю… ну, сомневаюсь… 
Она замолчала. С потолка в затылок веяло приятным теплом. 
Это все страх, он заставляет людей метаться, искать поспешные, простые решения. А что, если разгадка сложнее? Если кот вовсе не продукт эксперимента, не «идеальный хищник»? Будь это так, почему хинчеры на станции ничего не знали? И почему… почему у одного из них два следа от кошачьих когтей на разных частях тела? 
- Пират? 
Кот мяукнул и вдруг повернул морду к двери. Вид у него сделался обеспокоенный. 
- Нет, дружок, отсюда я тебя не выпущу. Там глупый пилот с шокером бродит. 
Переступив лапами, кот всем телом развернулся к ней. И вдруг сжался, пригнулся к палубе, а шерсть на его загривке встала дыбом. 
- Эй, ты что… испугался? – вскочив, Светлана невольно попятилась, увидев блеснувшие в маленькой пасти острые зубы и услышав шипение – будто газ стравливали из баллона с жидким азотом: 
- Фш-ш-ш-ш!.. 
Нет, это никак не походило на испуг – дрожащий от ярости зверь шагнул прямо к ней, и девушка вдруг поняла, что надежный унифлексовый комбинезон по-прежнему лежит в шкафу, а на ней надеты лишь легкие шорты и форменная блузка с коротким рукавом. 
- Хороший котик… - голос ее дрогнул. – Ну, что ты, успокойся… 
- Фш-ш-ш-ш!.. 
«Ох, космос, какая же я дура! Наивная дура! Куда он ударит?! В ногу?! Но что с ним такое?! Почему…» 
Кот прыгнул. Вскрикнув, Светлана отскочила назад, уперлась бедром в столешницу, и тут же инстинктивно дернулась влево – то ли пытаясь увернуться от атакующего зверя, то ли поймав краем глаза какое-то неясное движение рядом… совсем рядом со своей правой рукой. 
Одним мягким, но стремительным скачком Пират взлетел на стол. Сметенное его движением, улетело в дальний угол световое перо, опрокинулся полупустой бокал, лимонный тоник залил планшет. Чувствуя себя пойманной мышью, девушка забилась в узкое пространство между койкой и задней стеной каюты… И внезапно осознала, что на нее не нападают… Да нет же, нападают! Но не на нее! 
Прижав уши, растопырив лапы, превратившись в живую пружину, в сгусток энергии и хищной ярости, кот словно танцевал на столе: прыжок вперед, отскок, взмах правой лапой, выпад левой… А прямо перед ним на другом крае стола синхронно дергалось нечто полупрозрачное, почти невидимое, различимое лишь в моменты быстрых змеиных ударов. 
- Ко-осмос! – прошептала Светлана потрясенно. 
Выпад! Отскок! Удар! 
Тварь на столе была стремительной и гибкой, как кобра, но сегодня ей достался грозный противник. Очередной выпад обманчиво мягкой лапы поставил точку в коротком поединке. Прижав невидимку к столешнице, кот рывком подтянул его к себе и ловко перехватил зубами извивающееся тело. Светлана услышала короткий взвизг… и все закончилось. 
Спрыгнув вниз, Пират снова отбежал к двери. Еще около минуты он просто сидел, не выпуская добычу из пасти, потом разжал челюсти, и безвольное тельце вытянулось на палубе. Оно уже теряло прозрачность, медленно и жутковато темнело, проявлялось – ни дать ни взять, маленький уэллсовский человек-невидимка, встретивший свой печальный конец. 
Приблизившись с опаской, Светлана долго рассматривала змееподобное тельце, покрытое мелкой серой чешуей. Создание имело восемь пар коротких лапок, каждая оканчивалась мягкой подушечкой, вооруженной кривым и очень острым коготком, удивительно похожим на кошачий. Подобрав световое перо, она воспользовалась им, чтобы перевернуть мертвую тварь. Кот глухо заворчал, но больше никак свой протест не выразил. А Светлана нервно вздохнула, увидев плоскую мордочку, на которой навеки застыли три огромных черных глаза.
Категория: - Котофан-2012 | Добавил: Тень-на-Плетень (24.07.2012)
Просмотров: 303 | Рейтинг: 3.0/2
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Друзья сайта
Клиника ЖДГ на СамИздате


Литературный журнал Пересадочная станция

Сейчас на сайте

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz